• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:40 

Город.

Melodie
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
В этом городе поэтам не время и даже не место
Это город пьянчужек, засевших возле подъезда
Живущих и дышащих непередаваемо пресно
У них всё чудесно.

Я могу до колик в груди ненавидеть это
Эти пьяные байки, крик и дешёвые сигареты
И мне кажется, если бы Бог мониторил планету,
Он ушёл бы, увидев это.

Этот город - крыло-одиночка подбитой птицы
Здесь сложно любить, потому куда легче злиться
И если пока не случалось ещё удавиться
То это принципы.

Поэтому плюнь на гордость, девочка, влейся в стаю
Взгрызайся в город - не сахарный, не растает
Пусти им кровь - смотри, как клыки вырастают
Так легче станет.

16:48 

Крысолов. Шаг за шагом.

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Ну что ж ты медлишь? Флейту - к губам. Иди! Покуда тысячи лапок шуршат в тени, все те, кто нынче детей баюкают у груди, не поминают участь гаммельнской ребятни. Почти треть века сгладилось с той поры, как избавитель с города взял за труд - свидетели-очевидцы, что пыль стары. А крысоловы... Сколько они живут?! И только стылый ветер в лицо с реки, да тот мотив, который тобой ведом, напомнят как печатал свои шажки, в одной рубашке тёплый покинув дом. Учитель был ваш сумрачен, но не зол; пусть поначалу в плаче кривились рты, а ты б и доброй волей за ним пошёл, поскольку выбора нет у таких, как ты. И, комом в горле, мучаются слова, и колкость взглядов кажется лишь игрой. Сейчас не всхлипнуть - худшая из бравад, да не собьёшься - следом крысиный рой. Чумное войско будет побеждено. Виват, Легенда! Плату принять готов?
Вода ярится - в лодке пробито дно. И невозможно пальцы убрать с ладов...

13:15 

Осень

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
У тебя, любимый, и тень - что крылья, вот взмахнёшь, и кажется - наяву...
Улыбаешься своему бессилью. Это я - реву.
То, в порыве, листья швыряю оземь, то, затихнув, глажу твой макинтош...
Мне прощают слабости, - я же осень, - что с такой возьмёшь?
Приговор свой знающий, смотришь вслед мне, как глядят врагу.
... Обещаю быть твоей не последней - всё, что я могу.

22:45 

Бормоталка )

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Вечер не требует - ждёт пока чайник вскипит, всколыхнув глубины... Ты теребишь алый шнур звонка, тешишься почтою голубиной, туго затягиваешь корсет, ветру винтажности потакая. А говорят: Зазеркалья нет, и - что Алиса, мол, не такая; Джек Воробей никогда не жил, алый "Секрет" не стоял за мысом... Но, если в этом так много лжи, сколько же в жизни должно быть смысла! Карты разложены на столе, воск с канделябров сползает вязко...
Не огорчайся - всего сто лет, и от тебя отмахнутся: "Сказка!.."

14:16 

Мой ангел

light hunter
Без пощады клином сошлось, не оставив светлого,
Как удавкой, стиснуло - шансы равны нулю.
Он елей не лил. Прорычал, задыхаясь, гневное:
"Салажня, держись! А сломаешься - пристрелю."
И ярилась тьма на огонь, умиравший посередь,
И прижало ужасом так, что уже не встать...
Где-то рядом коротко жалила злая очередь,
Подарив мгновение малое - жить. Дышать.
И секунд тех было - не выплатить, не упомнить,
Пригибаясь хищно, чтоб первых на нож принять,
Прохрипел мой ангел, крылом отирая копоть:
"Я сказал - держаться! Вставай уже, в душу мать!"
А когда к костру подошла темнота впритирку,
Стервенела стая и рвался голодный вой,
Он шагнул ко мне и схватил, как щенка, за шкирку,
И рывком поднял обгоревшей своей рукой.
Отгремело, стихло. Забрезжил рассвет неяркий,
Уходил кошмар, отползая тяжелым сном.
В загрубевших пальцах дымила уже цигарка,
Ухмыльнулся едко: "Не дрейфь, еще поживем!"

03:37 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Узнай этот день по лязгу чужих ключей,
По запаху кофе, что просочился в двери,
По сладкому шепоту: "Ты все еще уверен,
Что будешь, как раньше - пьяный, смешной, ничей?"

По дрожи чужой ладони в твоей руке,
По звону цветных сережек, по танцу жестов.
По шелку постелей, где жарко, темно и тесно,
По жадному вдоху после "прости, окей?"

По рюмкам абсента, если в груди саднит,
По россыпи волосков и родимых пятен.
По каждой минуте, когда ты почти что спятил,
Но так и не смог осмелиться позвонить.

По смыслу, который каждый из нас искал,
По вороху снимков, что ты нашел намедни,
Где русые пряди блестят золотым и медным
И вьются на слишком белых моих висках,

А пальцы укрыты мелкой цветной пыльцой...
По косам пустых аллей, по дыханью улиц,
По сонному скверу, где я засмеюсь, целуясь
И где не сумею вспомнить твое лицо.

17:33 

Имя

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Твое имя не спеть, не увидеть в святцах,
Не вдохнуть, не вымолвить без оглядки.
Без тебя так нелепо, легко смеяться,
Хмель несказанных слов засыпая в грядки -
Мир становится пьяным, безвольным, шатким,
Что угодно может сегодня статься.

Твое имя не спеть, не разбить на строчки,
Не скурить, не выпить - вколоть, как дозу,
Как таблетку от счастья и, между прочим,
Встать, уверенно броситься под бульдозер.
Я люблю делать тесто сухим, песочным,
Засыпать под утро в нелепой позе.

Твое имя не спеть, не найти, не встретить,
Не читая, сжечь, прошептать под ливнем.
Ты - не первый, двадцатый, сто сорок третий,
Ты - единственный, сонный, неторопливый.
Без тебя так легко, так нелепо бредить
И так сложно видеть себя счастливой.

02:41 

спать не хотелось.

полтора
Терпсихора не в курсе.
спать не хотелось - зачем расстилал кровать?
дождь водопадами мерно стекает с крыш.
ты никого не любишь и не простишь.
всё потерял - да и было б чего терять.

сковано тело - да было б куда идти!
свет отключили, ноутбук ещё полчаса
будет работать, а дальше? а дальше сам.
если не спится, то можно и погрустить.

твёрдый характер - да было б чего решать.
богово - богу, а всех остальных - под плеть.
сложно не думать, сложней всего - не хотеть.
яркие мысли тускнеют за шагом шаг.

замкнутый круг разомкнулся - и что с того?
в недрах твоей преисподней парад планет.
смелое "да" так легко превратилось в "нет",
что, вероятно, мутирует в "всё равно".

только зачем этот яд, эта боль - зачем?!
мысли резвятся, да было б о ком мечтать.
спать не хотел, так зачем расстилал кровать?!
был ожиданием чуда, а стал никем.

взгляд не поднимешь в небес голубую твердь.
да и зачем тебе небо, раз есть асфальт?
и умереть ты, наверное, будешь рад.
если, конечно, не будет, кого согреть.

02:56 

* * *

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Ю.З.

Без неё зеркала в этом доме – пустые глазницы,
Без неё на предметах - докучная пыль, как зола.
Отразить её всю и, утратив бесстрастность, разбиться,
Возводя позади еле видимый контур крыла.

Опушить соболями не знавшие мантии плечи,
Чуть дрожащие пальцы усыпать перстнями светло…

… Отшатнулась напугано, вскинув глаза человечьи:
«Перестаньте! Не надо! Вы – только немое стекло!!!»

Я немое стекло, мне дано быть правдивым и мудрым.
Мне дано наблюдать, идеальную чёткость храня,
Как она достаёт костяной гребешок с перламутром,
И, ведя им по локонам, смотрит в глубины меня.

23:06 

Фокстрот

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Сонный вечер льется за горизонт, облака, как пестрые ткани платьев. Две улыбки в кофе - ноябрь заплатит. Я вплетаю счастье в чудной узор городского неба. Звучит фокстрот, стынут блики солнца в чужом глинтвейне. Это не любовь, это просто веер, черный бархат, бусины цвета rot, бахрома, перчатки. Глаза в глаза: - Вашу руку, леди. Какая смелость - быть собой, отчаянно, неумело. Поворот на пальцах и шаг назад, переход, перо, шаг, спина к спине, каблуком отстукивать ритмы сердца. Это не любовь, это просто скерцо и немного сладкого льда на дне. За минуту: здравствуй, прощай, прости, тридцать тактов верить, скользить, кружиться. Не хватает воздуха дальше жить так, не хватает дерзости отпустить. Реверанс. - Позвольте поцеловать. - Да... И звуки тонут в немой гортани. Это не любовь, это просто танец, говорящий больше, чем все слова.

03:19 

Расскажи

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Мой друг, ты там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал?
Тогда расскажи хоть немного, чуть-чуть про осень,
Про то, как под нею стынет река Нева.
Про то, как уходят птицы, сбиваясь в стаи,
Как движется сонный поезд по кругу станций.
Про то, что останется, если меня не станет,
Ведь что-то, хотя бы что-то должно остаться?
Мой друг, расскажи про небо, про боль, про память,
Про снег, про надежду или о чем ты хочешь,
А лучше скажи, как страшно бывает падать,
Теряться в огромной массе безликих прочих.
Как ветер звенит в руках, зарываясь в пестрый
Рисунок прохожих, как светит солнце без киловатт.
Ведь ты же там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал...

Мой друг, ноябрь оказался невзрачным, седым, белесым -
Совсем не таким, как ты его рисовал.

20:33 

письмо.

полтора
Терпсихора не в курсе.
Здравствуй, мама!
Проходит лето,
скоро будут дожди и слякоть,
я теплее теперь одета и давно разучилась плакать.

Знаешь, мама, я стала старше:
перестала играть в компьютер,
не курю и не ярко крашусь,
день расписываю по минутам.

Я теперь не умею злиться.
Мама, мамочка, ты послушай!
Мне кошмаров давно не снится,
я приветлива, равнодушна.

На работе всё ровно-гладко,
скоро, может быть, отпуск даже.
Кофе бросила, чай - несладкий.
Этой осенью выйду замуж.

Мне звонила вчера, во вторник,
наша стерва-соседка сверху
и сказала, тебя хоронят,
и что мне не успеть, наверно.

Я, конечно, её послала.
Не нужны мне пустые ссоры.
Мама, мама, я так устала.
Я скучаю, приеду скоро...

22:31 

Кофе с молоком.

Melodie
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
Хочется кофе с мёдом. И, может быть, с молоком.
Здравый мой смысл здоровается с потолком.
Говорит "здравствуй, ну как ты?", плачет, а потом
Ложится в горло горьким солёным комком.

И сжать бы песней его, расплести бы альтом,
Развинтить, разнежить, согреть и, забыв пальто,
Сбежать на улицу в осень. Что б не кротом
Мне тыкаться в бесчувственный телефон,
А звучать и искриться "люблю". И твоим теплом.

Но здравый мой смысл здоровается с потолком,
И чувство такое, как по груди - катком.
А в голове пусто, а в горле всё также горько.
И хочется кофе с мёдом. И, может быть, с молоком.


P.S. Да, к сожалению, ритм здесь фактически отсутствует, да и рифма временами нарушена, но тем не менее - настроение именно таково. Разлад в душе подчас прямопропорционален разладу в стихах.

@настроение: осеннее

21:31 

романс

зло и гнарь (с)
чахоточные щёки сентября
горят рябинным лаковым румянцем
и тонкий свет уже почти что зря
последнее тепло последним танцем

ведёт.
следы засыплет золотым,
а запах унесёт холодным ветром
кто были мы? куда ушли простым,
прямым путём сквозь мрачные рассветы -

ответа нет.
молчит прозрачный лес,
молчит вода, текущая лениво
в предел зимы. На стыке дней и лет
слова звучат так громко и фальшиво...

15:48 

Синицу - в небо.

Melodie
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
Вечность святынь и стихов отпеваю за ночь.
Вечность грехов и надежд уложить в могилу.
Милый, у нас с тобой что ни день – то салочки.
Сыпать землёю – Господи, помоги мне.

Милый, такой мотив, что не выть – так плакать,
Что если не я, так ты упадёшь с обрыва.
Осень листы окунает глазами – в слякоть.
Свеча и икона – Господи, помоги мне.

Милый, мне быть с тобою мешает, тикает
Сердце свободы – слышишь? Такая мина.
Сама я – грош. Но вот оно – Великое.
Отпускаю на волю – Господи, помоги мне.

22:57 

Ещё один персонаж

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин

... А низкое небо - всё той же дождливой породы, -
Как будто разверзлись наружу все хляби и хмари.
Дерзнувший февраль нарушает законы природы,
Но той недосуг, - на руках - каждой твари по паре.

Так хочется снега. Промозглые сумерки тяжки -
Чадят фонари, и хандра прилипает, как пластырь.
Уже не завидуешь тем, кто родился в рубашке, -
Для счастья потребны калоши, но лучше бы - ласты.

Глазами скользя по рисунку казённого пледа,
Клянёшь родословную тех, кто загнал тебя в угол.
На все приглашенья лукавишь: "Пардон. Отобедал".
А... просто не хочется. Но не обидеть же друга!

И снова уходишь в картёжный азарт против воли,
И вновь треуголки своя голова не дороже...
Наняться б на первый попавшийся транспорт,
Пусть шкипером, что ли...
Опять эта блажь. Но хоть что-то изменится, может.

17:46 

Русалочка и солнце

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Падать без чувств - так близко его ладонь.
Ночь, на щеках не слезы - морская соль.
Встану на берег, выйду к нему босой,
Выйду к нему на дно.

Два часа счастья, больше нельзя просить,
Два часа солнца в пасмурном ноябре.
Полночь, мне с ним не плавиться, но гореть -
Только б хватило сил.

Небо светлеет, волны почти молчат.
Господи, как же трудно, как хорошо...
Утро, на бледной коже блестит ожог -
Жар от его плеча.

Память жестока: слезы мои сквозь смех,
Первый рассвет не выжечь, не смыть водой.
Падать без чувств - так близко его ладонь,
Падать к нему наверх.

03:02 

Кофейное, вечернее.

Melodie
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
А она вдыхает кофе, бредит Парижем,
Слушает Баха и кланяется стихам.
Когда наступают сумерки - еле дышит,
Лиловые ночи считывает по слогам.
Она свой сплин накручивает на пальцы,
Смеётся мягко, играет в отрывки фраз.
Да и плевать,что снова из рук всё валится.
Целует в щёку. Так, для отвода глаз.
У неё, конечно, есть парочка нот в запасе
И целая ночь, а в сумме - почти крыло.
Она не плакать себя упросила насилу -
Да что болтать-то, всё уже отмерло.
И сердце огромное - мир бесконечно прекрасен.
Она не принцесса, но где же её помело?

А она вдыхает свой кофе, греет руки,
Ходит на цыпочках, мягко и не спеша.
За окнами дождь, а она опять в белых брюках.
Она прыгнет в лужу - если ей разрешат.
Запястья ломкие: кажется, тронь - рассыпется,
Книжная пыль, похоже, и то прочней.
Она мечтает о плёночной старой "мыльнице",
Фальшивит на песне "Она выпускает змей".
Она спать не любит - сны ей дурные видятся.
И часто так страшно, что ходит сидеть под дверь.

А она вдыхает кофе, распускает косы,
Пишет послания - где бы достать бутыль?
Чувств слишком много: море найти будет просто.
А вот корабля не видно за сотню миль.

@настроение: сплин

11:32 

Утренний Сплин.

Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
Девочка, брось истерить.
Противно же, до отторжения.
Хочется вдохи - без жжения,
Сколько же можно курить?

Девочка, хватит считать -
Сколько же дней он не пишет.
Любимый-то был, да весь вышел,
Сколько же можно не спать?

Девочка, брось эту чушь.
Ересь любви хуже бреда -
Хватит реветь до обеда!
Хватит размазывать тушь.

Девочка, всё хорошо.
Будет когда-то. Наверное...
Сны одинокие, нервные,
И пустота за душой.

10:16 

Где лечу

Эра Шии
Капли в мозг
Твоя правота
Да моя простота -
Вот и всё.
А другое - перила моста,
С которых слетают
И в воздухе тают
Ловцы.
Больше нет ни черта.

Напрасно хотеть
Вместе с ними летет.
Напрасно
Средь дня кроме солнца гореть.
Уже расхотела -
Я просто истлела...
Всё будет -
Стоит лишь расхотеть!

Вот свежая кровь,
Словно холод снегов.
Молчанье
Да тиканье старых часов.
Тоску эту пью,
Стаканами лью,
Легко выжимая её из мозгов.

Я краски полей
Размажу смелей:
Это слёзы
Богов и могилы идей.
Я жду тебя, слышишь?
Взлетаю всё выше
Над логовом
Проклятых жизнью людей.

Я там, где лечу,
Задыхаясь, кричу
О том,
Что я слов этих всех не хочу.
Цепляйся за небо,
Ведь ты же тут не был!
Не сможешь -
Давай, я тебя научу!...

14.07.09

Трехрогая луна

главная