Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

"Трехрогая луна"
Лучший литературный клуб города Ехо рад приветствовать вас. Проходите, присаживайтесь за столик, пейте горячую камру и слушайте стихи. А, может, вы и сами что-нибудь прочтёте? Мы будем только рады.

Но, пожалуйста, не буяньте, не танцуйте на столах и не ругайте никого, разве что критикуйте, обоснованно конечно. Мы ведь культурные люди, правда?


Ах да! Советуем вам обратить внимание на наши:

доску объявлений

и список литературных игр
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:49 

Вообще пишу я не очень, но поделиться могу.

Vinsento_Varentain
Ты не сможешь остаться, друг... Я, возможно, вернусь обратно, а тебя — ни здесь, ни вокруг.
ДЛЯ СЕБЯ

Оторву клочок бумаги,
Напишу на нем тебя:
Твои губы, твои речи...
И сквозь зубы, боль терпя,
Оторву кусок себя.
Вырву, кровью обливаясь,
И рыдая, и вопя
В угол мрачно забиваясь,
Напишу себе тебя
Для тебя и для себя.

14:16 

Мой ангел

light hunter
Без пощады клином сошлось, не оставив светлого,
Как удавкой, стиснуло - шансы равны нулю.
Он елей не лил. Прорычал, задыхаясь, гневное:
"Салажня, держись! А сломаешься - пристрелю."
И ярилась тьма на огонь, умиравший посередь,
И прижало ужасом так, что уже не встать...
Где-то рядом коротко жалила злая очередь,
Подарив мгновение малое - жить. Дышать.
И секунд тех было - не выплатить, не упомнить,
Пригибаясь хищно, чтоб первых на нож принять,
Прохрипел мой ангел, крылом отирая копоть:
"Я сказал - держаться! Вставай уже, в душу мать!"
А когда к костру подошла темнота впритирку,
Стервенела стая и рвался голодный вой,
Он шагнул ко мне и схватил, как щенка, за шкирку,
И рывком поднял обгоревшей своей рукой.
Отгремело, стихло. Забрезжил рассвет неяркий,
Уходил кошмар, отползая тяжелым сном.
В загрубевших пальцах дымила уже цигарка,
Ухмыльнулся едко: "Не дрейфь, еще поживем!"

03:02 

Кофейное, вечернее.

Melodie
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
А она вдыхает кофе, бредит Парижем,
Слушает Баха и кланяется стихам.
Когда наступают сумерки - еле дышит,
Лиловые ночи считывает по слогам.
Она свой сплин накручивает на пальцы,
Смеётся мягко, играет в отрывки фраз.
Да и плевать,что снова из рук всё валится.
Целует в щёку. Так, для отвода глаз.
У неё, конечно, есть парочка нот в запасе
И целая ночь, а в сумме - почти крыло.
Она не плакать себя упросила насилу -
Да что болтать-то, всё уже отмерло.
И сердце огромное - мир бесконечно прекрасен.
Она не принцесса, но где же её помело?

А она вдыхает свой кофе, греет руки,
Ходит на цыпочках, мягко и не спеша.
За окнами дождь, а она опять в белых брюках.
Она прыгнет в лужу - если ей разрешат.
Запястья ломкие: кажется, тронь - рассыпется,
Книжная пыль, похоже, и то прочней.
Она мечтает о плёночной старой "мыльнице",
Фальшивит на песне "Она выпускает змей".
Она спать не любит - сны ей дурные видятся.
И часто так страшно, что ходит сидеть под дверь.

А она вдыхает кофе, распускает косы,
Пишет послания - где бы достать бутыль?
Чувств слишком много: море найти будет просто.
А вот корабля не видно за сотню миль.

@настроение: сплин

21:40 

Город.

Melodie
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
В этом городе поэтам не время и даже не место
Это город пьянчужек, засевших возле подъезда
Живущих и дышащих непередаваемо пресно
У них всё чудесно.

Я могу до колик в груди ненавидеть это
Эти пьяные байки, крик и дешёвые сигареты
И мне кажется, если бы Бог мониторил планету,
Он ушёл бы, увидев это.

Этот город - крыло-одиночка подбитой птицы
Здесь сложно любить, потому куда легче злиться
И если пока не случалось ещё удавиться
То это принципы.

Поэтому плюнь на гордость, девочка, влейся в стаю
Взгрызайся в город - не сахарный, не растает
Пусти им кровь - смотри, как клыки вырастают
Так легче станет.

04:45 

Последнии дни лета

Ника Ленс
"Почетный драматург сумасшедшего дома"(с)
Ветер в голове, пепел в волосах,
От костра теплый, рыжий свет.
Крылья за спиной, Небо, облака,
Не упущенный ещё момент.

Мысли, как пожар - пепел в голове,
Цвет свободы - неба цвет.
Ветер в волосах, солнце на траве,
Лето через край брызжет свет.

Ветер на траве, пепел в Небесах -
Все это ещё потом.
Солнце - навсегда, листья в волосах,
И гитарных струн легкий звон...

19:48 

У огней небесных стран сегодня будет тепло.
Вижу вас, как наяву, господа! Рада представить первое стихотворение, написанное мной по поводу Мира Стержня.

фантазия на тему власти несбывшегося - Джуффин и Сотофа.

По отражению неба
приходит нежнейший вечер,
цветы опадают и снегом
ложатся на наши плечи.

Мой сад заколдован надёжно:
здесь время над нами не властно.
я подойду к тебе кошкой
и принесу тебе счастье

в чашке камры горячей.
Чиффа, хороший мой, милый...
Мы знаем, что чувства не спрячешь,
не стоит и тратить силы.

Наша с тобой параллельность
очевидно за нас решалась.
Заходи иногда, чтобы пелось
тебе легче, жилось и шагалось.

05:30 

Полковник Вернель

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Война и беда обнимаются тесно,
горящим клубком по оставленным богом
полям не-сражений несутся, сминая
хлеба и тела. Так случилось – я вместо
тебя. Из глазниц наблюдаю
За тем, что потом назовётся итогом
чужой отстранённости, влитой по капле
в характер, как яд. Привыкание страшно,
но вот он – процесс обретения стали, –
той самой, что держит и режет. Не так ли? –
однажды на город, что оба мы знали,
твой полк развернул орудийные башни.

Мы оба. Но я был внутри, ты – снаружи.
Почти как сейчас. В обгоревшей тетради,
которую я под кирпичным завалом
Стены через несколько лет обнаружил,
девическим почерком мама писала:
«Сегодня Вернель пригласил нас на ужин!..»

…Рассвет. Настоящее. Будто сквозь толщу
всех вод. И в себя – незнакомца отныне.
«Полковник Вернель, трибунала решеньем…»
Ты молча кивнул: «На приказы не ропщут»
вставая пред строем живою мишенью.

Горящий клубок никогда не остынет.

23:09 

Нежность

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Держать ладони твои ладонями,
Рассыпать волосы по плечам.
Такая нежность внутри бездонная,
Что я не знаю, с чего начать,

Что я не знаю, что будет после, но
Какая разница: счастье, быт?
Сначала только казаться взрослыми,
А дальше, не хотя даже - быть.

А дальше - жарко, светло, неистово
Любовь, как камень, носить в груди.
Такая нежность внутри - не выстоять:
И ни остаться, и ни уйти

В закат, из солнечных нитей сотканный,
Да в небо - синего шелка гладь.
Ловить улыбки и взгляды сотнями,
Смешные искорки карих глаз.

Разбавить солнцем густые сумерки.
Ладонь к ладони, глаза в глаза.
Такая нежность внутри безумная,
Такая радость - не описать.

23:06 

Фокстрот

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Сонный вечер льется за горизонт, облака, как пестрые ткани платьев. Две улыбки в кофе - ноябрь заплатит. Я вплетаю счастье в чудной узор городского неба. Звучит фокстрот, стынут блики солнца в чужом глинтвейне. Это не любовь, это просто веер, черный бархат, бусины цвета rot, бахрома, перчатки. Глаза в глаза: - Вашу руку, леди. Какая смелость - быть собой, отчаянно, неумело. Поворот на пальцах и шаг назад, переход, перо, шаг, спина к спине, каблуком отстукивать ритмы сердца. Это не любовь, это просто скерцо и немного сладкого льда на дне. За минуту: здравствуй, прощай, прости, тридцать тактов верить, скользить, кружиться. Не хватает воздуха дальше жить так, не хватает дерзости отпустить. Реверанс. - Позвольте поцеловать. - Да... И звуки тонут в немой гортани. Это не любовь, это просто танец, говорящий больше, чем все слова.

22:45 

Бормоталка )

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Вечер не требует - ждёт пока чайник вскипит, всколыхнув глубины... Ты теребишь алый шнур звонка, тешишься почтою голубиной, туго затягиваешь корсет, ветру винтажности потакая. А говорят: Зазеркалья нет, и - что Алиса, мол, не такая; Джек Воробей никогда не жил, алый "Секрет" не стоял за мысом... Но, если в этом так много лжи, сколько же в жизни должно быть смысла! Карты разложены на столе, воск с канделябров сползает вязко...
Не огорчайся - всего сто лет, и от тебя отмахнутся: "Сказка!.."

15:26 

Сыграем в буриме?

Нуминорих
Я даю рифму, вы пишете с ней стихи. Потом я выкладываю оригинал. Попробуем?

...как вода
...в наследство
...детства
...навсегда


если хотите, можете продолжить.

02:41 

спать не хотелось.

полтора
Терпсихора не в курсе.
спать не хотелось - зачем расстилал кровать?
дождь водопадами мерно стекает с крыш.
ты никого не любишь и не простишь.
всё потерял - да и было б чего терять.

сковано тело - да было б куда идти!
свет отключили, ноутбук ещё полчаса
будет работать, а дальше? а дальше сам.
если не спится, то можно и погрустить.

твёрдый характер - да было б чего решать.
богово - богу, а всех остальных - под плеть.
сложно не думать, сложней всего - не хотеть.
яркие мысли тускнеют за шагом шаг.

замкнутый круг разомкнулся - и что с того?
в недрах твоей преисподней парад планет.
смелое "да" так легко превратилось в "нет",
что, вероятно, мутирует в "всё равно".

только зачем этот яд, эта боль - зачем?!
мысли резвятся, да было б о ком мечтать.
спать не хотел, так зачем расстилал кровать?!
был ожиданием чуда, а стал никем.

взгляд не поднимешь в небес голубую твердь.
да и зачем тебе небо, раз есть асфальт?
и умереть ты, наверное, будешь рад.
если, конечно, не будет, кого согреть.

02:56 

* * *

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Ю.З.

Без неё зеркала в этом доме – пустые глазницы,
Без неё на предметах - докучная пыль, как зола.
Отразить её всю и, утратив бесстрастность, разбиться,
Возводя позади еле видимый контур крыла.

Опушить соболями не знавшие мантии плечи,
Чуть дрожащие пальцы усыпать перстнями светло…

… Отшатнулась напугано, вскинув глаза человечьи:
«Перестаньте! Не надо! Вы – только немое стекло!!!»

Я немое стекло, мне дано быть правдивым и мудрым.
Мне дано наблюдать, идеальную чёткость храня,
Как она достаёт костяной гребешок с перламутром,
И, ведя им по локонам, смотрит в глубины меня.

03:19 

Расскажи

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Мой друг, ты там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал?
Тогда расскажи хоть немного, чуть-чуть про осень,
Про то, как под нею стынет река Нева.
Про то, как уходят птицы, сбиваясь в стаи,
Как движется сонный поезд по кругу станций.
Про то, что останется, если меня не станет,
Ведь что-то, хотя бы что-то должно остаться?
Мой друг, расскажи про небо, про боль, про память,
Про снег, про надежду или о чем ты хочешь,
А лучше скажи, как страшно бывает падать,
Теряться в огромной массе безликих прочих.
Как ветер звенит в руках, зарываясь в пестрый
Рисунок прохожих, как светит солнце без киловатт.
Ведь ты же там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал...

Мой друг, ноябрь оказался невзрачным, седым, белесым -
Совсем не таким, как ты его рисовал.

20:33 

письмо.

полтора
Терпсихора не в курсе.
Здравствуй, мама!
Проходит лето,
скоро будут дожди и слякоть,
я теплее теперь одета и давно разучилась плакать.

Знаешь, мама, я стала старше:
перестала играть в компьютер,
не курю и не ярко крашусь,
день расписываю по минутам.

Я теперь не умею злиться.
Мама, мамочка, ты послушай!
Мне кошмаров давно не снится,
я приветлива, равнодушна.

На работе всё ровно-гладко,
скоро, может быть, отпуск даже.
Кофе бросила, чай - несладкий.
Этой осенью выйду замуж.

Мне звонила вчера, во вторник,
наша стерва-соседка сверху
и сказала, тебя хоронят,
и что мне не успеть, наверно.

Я, конечно, её послала.
Не нужны мне пустые ссоры.
Мама, мама, я так устала.
Я скучаю, приеду скоро...

15:48 

Синицу - в небо.

Melodie
Оптимист верит, что мы живем в лучшем из миров. Пессимист боится, что так оно и есть.
Вечность святынь и стихов отпеваю за ночь.
Вечность грехов и надежд уложить в могилу.
Милый, у нас с тобой что ни день – то салочки.
Сыпать землёю – Господи, помоги мне.

Милый, такой мотив, что не выть – так плакать,
Что если не я, так ты упадёшь с обрыва.
Осень листы окунает глазами – в слякоть.
Свеча и икона – Господи, помоги мне.

Милый, мне быть с тобою мешает, тикает
Сердце свободы – слышишь? Такая мина.
Сама я – грош. Но вот оно – Великое.
Отпускаю на волю – Господи, помоги мне.

22:57 

Ещё один персонаж

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин

... А низкое небо - всё той же дождливой породы, -
Как будто разверзлись наружу все хляби и хмари.
Дерзнувший февраль нарушает законы природы,
Но той недосуг, - на руках - каждой твари по паре.

Так хочется снега. Промозглые сумерки тяжки -
Чадят фонари, и хандра прилипает, как пластырь.
Уже не завидуешь тем, кто родился в рубашке, -
Для счастья потребны калоши, но лучше бы - ласты.

Глазами скользя по рисунку казённого пледа,
Клянёшь родословную тех, кто загнал тебя в угол.
На все приглашенья лукавишь: "Пардон. Отобедал".
А... просто не хочется. Но не обидеть же друга!

И снова уходишь в картёжный азарт против воли,
И вновь треуголки своя голова не дороже...
Наняться б на первый попавшийся транспорт,
Пусть шкипером, что ли...
Опять эта блажь. Но хоть что-то изменится, может.

03:13 

Askii
при возникновении любых непонятных ситуаций ложитесь спать.
улыбнусь со сцены
блестящий актер
будут петь опереты
будет сюжет необычно хитер

шагну, покачиваясь, в зал
чей-то встревоженный взгляд?
о мон муа, самообман.
здесь каждый смотрит на себя.

улыбнусь, сопьюсь
не суть, ведь улыбну.
как печально, так играл
а потом упал.

22:32 

Сто

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Утро, июль жесток, на плечах вода: в каждой прозрачной капле звенит хрусталь. Память о прошлом просто нельзя отдать. Знаешь, а я умею считать до ста. Десять, ловить в ладонь тополиный снег. Солнечно, ты играешь с соседским псом. Все будто понарошку, почти во сне: сонно из моря выйти, лечь на песок. Двадцать, греметь посудой, держать в руках твой телефон - подарок, письмо без дат. Завтра ты уезжаешь, ну что ж, пока - я не умею плакать, но буду ждать. Жарко в постели, тридцать, который час? Томно вдохнуть и выдохнуть вязкий дым. Завтра твой поезд? Ладно, когда встречать? Кошке купить игрушку, себе - еды. Сорок, привет, морщины, прощай, вино, пиво и сигареты - уже нельзя. После тревожной ночи забыться сном. Ты не приехал, завтра иду к друзьям. Пасмурно, пятьдесят, говорят, пора волосы в косы, юбки почти до пят. Здравствуй, да, очень рада, ты тоже рад? Я так устала ждать тебя, шестьдесят. Семьдесят, девяносто - не ты, не здесь. Память о прошлом - слишком плохой остов. Я такая счастливая, что ты есть. Я такая счастливая. Точка. Сто.

02:01 

настроение

зло и гнарь (с)
я - мир.
я замкнутый влажный космос,
полный любви
я - тёмный, темнее ночного дна, океан.
я - древо,
несущее плод на ветви своей.
я - оторопь утра,
бьющего светом признаний в окна.
я - небо, что нежно в себе заключает землю
я - круглый отблеск луны, растущей вверху.
---
несомый ветром апрель.
синева над морем.
мосты летят в золотую пену большого света
набухли реки и ждут, когда в них осядет солнце
и я иду по сухому камню
навстречу
мимо
и город смотрит в мои глаза
умилённо-строго.

Трехрогая луна

главная