Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Rowana (список заголовков)
16:20 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
У меня за душой больше ни гроша, ни надежды, ни коньяка.
Я хотела б уйти от самой себя, но пока что не знаю, как.
Вспоминаю тебя, и любовь моя беззаботна, тепла, крепка,
Как твоя рука,
Что сжимала мои ладони до боли, до хруста, до синяков.
Ты говорил мне "удачи, детка", целовал в шею - и был таков.
Я храню твое сердце в себе беспечно, бессовестно, глубоко -
Через год кормлю его молоком,
Через три с ним гуляю в парках, играю, ношу его на руках,
Через десять пишу ему песни, пою о главном и пустяках.
Через двадцать три он такой, как ты, тоже уходит себя искать.
Я остаюсь, и у меня ни гроша, ни надежды, ни конька.

18:08 

Полседьмого

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Полседьмого. Будильник громко звенит, долдонит.
Я хотела б остаться рядом: святой Мадонной,
Анисом, полынью, маком и белладонной,
Сто раз распущенным гобеленом,
Смирением, верой, щедростью, унынием, блудом, ленью,
Матерным словом, сонным простым молебном,
Западным ветром, что гонит парус.
Полседьмого. Рыжий котенок просится на колени,
Его полосатая шерсть скользит под моей ладонью.
Я хотела б остаться рядом, но просыпаюсь.

23:09 

Нежность

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Держать ладони твои ладонями,
Рассыпать волосы по плечам.
Такая нежность внутри бездонная,
Что я не знаю, с чего начать,

Что я не знаю, что будет после, но
Какая разница: счастье, быт?
Сначала только казаться взрослыми,
А дальше, не хотя даже - быть.

А дальше - жарко, светло, неистово
Любовь, как камень, носить в груди.
Такая нежность внутри - не выстоять:
И ни остаться, и ни уйти

В закат, из солнечных нитей сотканный,
Да в небо - синего шелка гладь.
Ловить улыбки и взгляды сотнями,
Смешные искорки карих глаз.

Разбавить солнцем густые сумерки.
Ладонь к ладони, глаза в глаза.
Такая нежность внутри безумная,
Такая радость - не описать.

03:37 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Узнай этот день по лязгу чужих ключей,
По запаху кофе, что просочился в двери,
По сладкому шепоту: "Ты все еще уверен,
Что будешь, как раньше - пьяный, смешной, ничей?"

По дрожи чужой ладони в твоей руке,
По звону цветных сережек, по танцу жестов.
По шелку постелей, где жарко, темно и тесно,
По жадному вдоху после "прости, окей?"

По рюмкам абсента, если в груди саднит,
По россыпи волосков и родимых пятен.
По каждой минуте, когда ты почти что спятил,
Но так и не смог осмелиться позвонить.

По смыслу, который каждый из нас искал,
По вороху снимков, что ты нашел намедни,
Где русые пряди блестят золотым и медным
И вьются на слишком белых моих висках,

А пальцы укрыты мелкой цветной пыльцой...
По косам пустых аллей, по дыханью улиц,
По сонному скверу, где я засмеюсь, целуясь
И где не сумею вспомнить твое лицо.

17:33 

Имя

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Твое имя не спеть, не увидеть в святцах,
Не вдохнуть, не вымолвить без оглядки.
Без тебя так нелепо, легко смеяться,
Хмель несказанных слов засыпая в грядки -
Мир становится пьяным, безвольным, шатким,
Что угодно может сегодня статься.

Твое имя не спеть, не разбить на строчки,
Не скурить, не выпить - вколоть, как дозу,
Как таблетку от счастья и, между прочим,
Встать, уверенно броситься под бульдозер.
Я люблю делать тесто сухим, песочным,
Засыпать под утро в нелепой позе.

Твое имя не спеть, не найти, не встретить,
Не читая, сжечь, прошептать под ливнем.
Ты - не первый, двадцатый, сто сорок третий,
Ты - единственный, сонный, неторопливый.
Без тебя так легко, так нелепо бредить
И так сложно видеть себя счастливой.

23:06 

Фокстрот

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Сонный вечер льется за горизонт, облака, как пестрые ткани платьев. Две улыбки в кофе - ноябрь заплатит. Я вплетаю счастье в чудной узор городского неба. Звучит фокстрот, стынут блики солнца в чужом глинтвейне. Это не любовь, это просто веер, черный бархат, бусины цвета rot, бахрома, перчатки. Глаза в глаза: - Вашу руку, леди. Какая смелость - быть собой, отчаянно, неумело. Поворот на пальцах и шаг назад, переход, перо, шаг, спина к спине, каблуком отстукивать ритмы сердца. Это не любовь, это просто скерцо и немного сладкого льда на дне. За минуту: здравствуй, прощай, прости, тридцать тактов верить, скользить, кружиться. Не хватает воздуха дальше жить так, не хватает дерзости отпустить. Реверанс. - Позвольте поцеловать. - Да... И звуки тонут в немой гортани. Это не любовь, это просто танец, говорящий больше, чем все слова.

03:19 

Расскажи

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Мой друг, ты там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал?
Тогда расскажи хоть немного, чуть-чуть про осень,
Про то, как под нею стынет река Нева.
Про то, как уходят птицы, сбиваясь в стаи,
Как движется сонный поезд по кругу станций.
Про то, что останется, если меня не станет,
Ведь что-то, хотя бы что-то должно остаться?
Мой друг, расскажи про небо, про боль, про память,
Про снег, про надежду или о чем ты хочешь,
А лучше скажи, как страшно бывает падать,
Теряться в огромной массе безликих прочих.
Как ветер звенит в руках, зарываясь в пестрый
Рисунок прохожих, как светит солнце без киловатт.
Ведь ты же там был, за стеной из столетних сосен,
За грузом больничной койки, за лязгом ворот бывал...

Мой друг, ноябрь оказался невзрачным, седым, белесым -
Совсем не таким, как ты его рисовал.

17:46 

Русалочка и солнце

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Падать без чувств - так близко его ладонь.
Ночь, на щеках не слезы - морская соль.
Встану на берег, выйду к нему босой,
Выйду к нему на дно.

Два часа счастья, больше нельзя просить,
Два часа солнца в пасмурном ноябре.
Полночь, мне с ним не плавиться, но гореть -
Только б хватило сил.

Небо светлеет, волны почти молчат.
Господи, как же трудно, как хорошо...
Утро, на бледной коже блестит ожог -
Жар от его плеча.

Память жестока: слезы мои сквозь смех,
Первый рассвет не выжечь, не смыть водой.
Падать без чувств - так близко его ладонь,
Падать к нему наверх.

22:32 

Сто

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Утро, июль жесток, на плечах вода: в каждой прозрачной капле звенит хрусталь. Память о прошлом просто нельзя отдать. Знаешь, а я умею считать до ста. Десять, ловить в ладонь тополиный снег. Солнечно, ты играешь с соседским псом. Все будто понарошку, почти во сне: сонно из моря выйти, лечь на песок. Двадцать, греметь посудой, держать в руках твой телефон - подарок, письмо без дат. Завтра ты уезжаешь, ну что ж, пока - я не умею плакать, но буду ждать. Жарко в постели, тридцать, который час? Томно вдохнуть и выдохнуть вязкий дым. Завтра твой поезд? Ладно, когда встречать? Кошке купить игрушку, себе - еды. Сорок, привет, морщины, прощай, вино, пиво и сигареты - уже нельзя. После тревожной ночи забыться сном. Ты не приехал, завтра иду к друзьям. Пасмурно, пятьдесят, говорят, пора волосы в косы, юбки почти до пят. Здравствуй, да, очень рада, ты тоже рад? Я так устала ждать тебя, шестьдесят. Семьдесят, девяносто - не ты, не здесь. Память о прошлом - слишком плохой остов. Я такая счастливая, что ты есть. Я такая счастливая. Точка. Сто.

15:20 

Камнем в ладонь

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Камнем в ладонь, кругами в морскую гладь.
Будет ли сладкой боль или мягкой плеть?
Сложно, поверь, ответить и не солгать.
Хочется плакать, значит придется петь.

Камнем в ладонь, за пазуху острием.
Сотни дорог, но каждая - в никуда.
Сколько шагов осталось, куда идем?
Хочется плакать, значит придется ждать.

Камнем в ладонь, зов прошлому: что ж, прощай.
Будет ли сладкой боль, коль остры ножи?
Время водой разъело подол плаща.
Хочется плакать, значит придется жить.

Хочется плакать - значит мы будем жить.

19:24 

Песни не кончились

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
День. Расписать по нотам, не зная нот,
Каждую из надежд, из упрямых "если".
Песни не кончились - просто не время песен.
Время пить водку, время курить в окно.

Вечер. Разбито сердце - поможет йод?
Вряд ли. Читать конспект, засыпая в кресле.
Песни не кончились - просто не время песен.
Время пить травы, время идти вперед.

Ночь, не спеша крошить каблуками лед:
"Ты не замерзла?" - "Холодно, если честно".
Песни не кончились - просто не время песен.
Время пить бейлис, время дышать взахлеб.

Утро, в колонках тихо играет блюз.
Выдох губами в шею "Вставай, принцесса".
Песни не кончились - просто не время песен.
Время пить кофе, время шептать "люблю".

17:28 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Коль уныние - грех, кто бы вспомнил меня в молитвах?
Гордо мниться Сафо, только быть все равно Лолитой,
Ночевать под дождем, напиваться вдвоем с пол-литра.
Знаешь, каждый из нас так давно исключен из Лита,
Что уже не помнит, зачем там был.
Это слишком привычно, и, в общем, почти не больно:
Горло рвется от кашля, часы разрывает боем,
Тесный тамбур прокурен, пора бы сменить обои.
Сколько было хозяев, что нежно вели на бойню?
Сонно тянет плуг календарный бык.
Выходить на балкон и кричать: "Ну, какого черта?",
Ощущая себя столько дней ни живой, ни мертвой.
Пульсом бьется в виски пьяных мыслей моих когорта.
Врать в глаза, плевать в душу, делить на двоих кагор твой,
Снова жечь мосты, изучать фен-шуй.
После прошлой зимы жестче шаг и острее почерк.
Этот терпкий апрель слишком давит на позвоночник.
Обещал не забыть, но, увы, договор просрочен.
Правда, все это ты никогда не узнаешь... Впрочем,
Может, я когда-нибудь напишу.

16:00 

2.04.09

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
А ты нарисуй, нарисуй их заново:
С ложью, изменой, вином, вокзалами.
Он ее любит? - Да не сказала бы.
Впрочем, он тоже не говорил.
Все отболело, и только глаза ее
Помнят холодные ноябри.

А ты нарисуй, нарисуй пастелью их:
Шторы закрыты, кровать застелена,
Муж на работе, мечты растеряны.
Это уже не любовь - бронхит.
Но, жарко дыша на чужих постелях, он
Все еще помнит ее духи.

А ты нарисуй, нарисуй их вместе: он
После работы, она в депрессии,
Надо готовиться к летней сессии.
Змея кусает себя за хвост.
Вчера - третий год, завтра - девять месяцев...
Как жаль, что кончился этот холст.

04:40 

Поздно

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
После счастья - боль, после свадьбы - быт.
Вещи собирать, собирать грибы.
Сколько ни хотел выкинуть, забыть -
Все равно болит.
Волосы назад, руку на плечо.
Это не любовь, если не печет.
Я б остался, но слишком поздно. Черт,
Кажется, я влип.

До него - вся жизнь, до него - чуть-чуть.
Падала в глазах, падала без чувств.
Хватит, а теперь все, что я хочу -
Золото и шелк.
Перед ночью - день, перед миром - бой.
После свадьбы - быт, после счастья - боль.
Если не печет, это не любовь...
Поздно - он ушел.

16:59 

Киев - Одесса

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
По курсу осень, из окон - Киев.
Он далеко, они снова в ссоре,
Других две сотни, она не спорит:
Не жизнь такая, а мы такие.
Он им поет о любви и море -
Ну, что ж, семь футов ему под килем.

Весна по курсу, она в Одессе.
Готовит скверно, кастрюли портит,
Коль одиночество было спортом,
Она была бы на первом месте.
Их окна смотрят на главный порт, и
Какого черта они не вместе?

18:43 

Кровь и любовь)

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Что тебе больше нравится: пряник, кнут?
Кровь и любовь - банальное, в общем, дело.
Ночь на двоих, но утро на два не делят.
Я успеваю выдохнуть еле-еле,
Не успевая даже чуть-чуть вдохнуть.
Сколько таких же было на этом ложе?
Каждое "извини" вырезать на коже.
Минус на минус тысячу раз умножить,
А дальше просто: вечность делить на Пи.
Вместе встречать рассвет, провожать составы,
Думать о том, что время от нас оставит.
Счастье живет чуть дальше второй Заставы,
Счастье совсем-совсем не умеет пить.
Я не умею плакать и петь ночами,
Нервно курить, держать горизонт плечами.
Я каждый вечер дома его встречаю:
Ёлка, цветные звезды горят в окне,
Россыпь планет на темном гитарном грифе.
Вновь поднялись на газ и мечты тарифы.
Кровь и любовь - плохая-плохая рифма,
Но что поделать, если другого нет?

00:40 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Времени больше нет.
Вечер. Сквозь сон она вяжет строчки.
Время течет из ее песочниц,
Время спешит к молодым и сочным
Горечью сигарет.
Губы к губам, не считать ночей нам.
Время казалось простым, ничейным,
Время бежит. У дверей Сочельник,
Холодно в январе.
Время искрится, как снег, в ладонях,
Плещется в блюдцах, глазах, бидонах.
Утро. Прочти мой последний дольник.
Времени больше нет.

21:16 

Прощальное

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Аверсом, реверсом, чётом ли, нечетом,
Охрой волос ли, кармином губ.
Всё уже сказано, больше нечего -
Я не могу.

Ночью на вторник, субботним ли вечером,
"Ave, мой дьявол", "чур меня, чур".
Всё уже сказано, больше нечего -
Я не хочу.

Чёрным ли, белым, разлуками, встречами,
Что впереди: Рубикон ли, Стикс?
Всё уже сказано, больше нечего -
Прости.

01:31 

Зимнее

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
Белым по белому вышит мой оберег,
Шелковой нитью вязи семи молитв.
Если носить у сердца - не так болит.
Ветренно, прячу волосы под берет.

Белым по белому реквием ноябрю.
Снег на подошвах делает жестче шаг.
Если носить у сердца - вольней дышать.
Холодно, грею руки в карманах брюк.

Белым по белому, осень не держит бой.
Письма пустые - вспомнить, но не прочесть.
Если носить у сердца - большая честь,
Но в тоже время слишком большая боль.

18:07 

Rowana
Мы не добрые, мы - светлые. (с)
На ладони крестик, сонно путаюсь в сотнях своих несбывшихся "а вот я бы".
Засыпаю в кресле, вяло думаю, надо бы больше варенья сварить из яблок,
Сделать к обеду суп. Накормить их всех - кареглазых с веснушками на носу,
Бледной кожей, рваной бедой внутри, триста раз посчитаных на "раз, два, три"
И на "вон пошел". Отварить бы рис, сделать вывод, что, кажется, стала старше,
Замесить бы тесто. Я с тобою вместе хотела быть раньше, а сегодня, знаешь ли, недосуг.

Трехрогая луна

главная