Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Мышь Таисья (список заголовков)
17:54 

О рыбках

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Серебряной юркой рыбкой
к парапетам и маякам
плыть, в полдень на мелководье
рябя, как солнечный блик.
Тебе предлагают дружбу:
«Смотри, вот моя рука!»
Ты рада ответить тем же,
да вместо руки – плавник
Бесхитростным отклоненьем
от их легконогих стай,
от дарственных бус на шею
из мёртвого янтаря…
Дивятся,
Не зная соли
В прохладе глубинных тайн.
И... как обнимает море
Ни слова не говоря...

22:00 

Вагонное

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Город – камень на шею, повис на сплетеньи дорог,
как агат моховой – многослойный, туманный и серый.
Прикоснувшись, почуешь спокойный его холодок –
тот, которому столько же детской безудержной веры.
Решето, удержавшее в недрах породу чудес,
замедляющих ритм, отпускающих время по кругу,
прохудилось однажды, но он никуда не исчез
ни из снов, ни из сущности. Только отколотый угол, -
от ударов разлуки, дробящих, царапнул. Слегка.
Чем теперь ни лечи, эта ранка саднит по-любому.
И когда, встречным курсом, дела закачают плацкарт,
Снова шепчешь: «Встречай!» уцелевшему в памяти дому, -
"Я... приду".

05:30 

Полковник Вернель

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Война и беда обнимаются тесно,
горящим клубком по оставленным богом
полям не-сражений несутся, сминая
хлеба и тела. Так случилось – я вместо
тебя. Из глазниц наблюдаю
За тем, что потом назовётся итогом
чужой отстранённости, влитой по капле
в характер, как яд. Привыкание страшно,
но вот он – процесс обретения стали, –
той самой, что держит и режет. Не так ли? –
однажды на город, что оба мы знали,
твой полк развернул орудийные башни.

Мы оба. Но я был внутри, ты – снаружи.
Почти как сейчас. В обгоревшей тетради,
которую я под кирпичным завалом
Стены через несколько лет обнаружил,
девическим почерком мама писала:
«Сегодня Вернель пригласил нас на ужин!..»

…Рассвет. Настоящее. Будто сквозь толщу
всех вод. И в себя – незнакомца отныне.
«Полковник Вернель, трибунала решеньем…»
Ты молча кивнул: «На приказы не ропщут»
вставая пред строем живою мишенью.

Горящий клубок никогда не остынет.

16:48 

Крысолов. Шаг за шагом.

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Ну что ж ты медлишь? Флейту - к губам. Иди! Покуда тысячи лапок шуршат в тени, все те, кто нынче детей баюкают у груди, не поминают участь гаммельнской ребятни. Почти треть века сгладилось с той поры, как избавитель с города взял за труд - свидетели-очевидцы, что пыль стары. А крысоловы... Сколько они живут?! И только стылый ветер в лицо с реки, да тот мотив, который тобой ведом, напомнят как печатал свои шажки, в одной рубашке тёплый покинув дом. Учитель был ваш сумрачен, но не зол; пусть поначалу в плаче кривились рты, а ты б и доброй волей за ним пошёл, поскольку выбора нет у таких, как ты. И, комом в горле, мучаются слова, и колкость взглядов кажется лишь игрой. Сейчас не всхлипнуть - худшая из бравад, да не собьёшься - следом крысиный рой. Чумное войско будет побеждено. Виват, Легенда! Плату принять готов?
Вода ярится - в лодке пробито дно. И невозможно пальцы убрать с ладов...

13:15 

Осень

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
У тебя, любимый, и тень - что крылья, вот взмахнёшь, и кажется - наяву...
Улыбаешься своему бессилью. Это я - реву.
То, в порыве, листья швыряю оземь, то, затихнув, глажу твой макинтош...
Мне прощают слабости, - я же осень, - что с такой возьмёшь?
Приговор свой знающий, смотришь вслед мне, как глядят врагу.
... Обещаю быть твоей не последней - всё, что я могу.

22:45 

Бормоталка )

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Вечер не требует - ждёт пока чайник вскипит, всколыхнув глубины... Ты теребишь алый шнур звонка, тешишься почтою голубиной, туго затягиваешь корсет, ветру винтажности потакая. А говорят: Зазеркалья нет, и - что Алиса, мол, не такая; Джек Воробей никогда не жил, алый "Секрет" не стоял за мысом... Но, если в этом так много лжи, сколько же в жизни должно быть смысла! Карты разложены на столе, воск с канделябров сползает вязко...
Не огорчайся - всего сто лет, и от тебя отмахнутся: "Сказка!.."

02:56 

* * *

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин
Ю.З.

Без неё зеркала в этом доме – пустые глазницы,
Без неё на предметах - докучная пыль, как зола.
Отразить её всю и, утратив бесстрастность, разбиться,
Возводя позади еле видимый контур крыла.

Опушить соболями не знавшие мантии плечи,
Чуть дрожащие пальцы усыпать перстнями светло…

… Отшатнулась напугано, вскинув глаза человечьи:
«Перестаньте! Не надо! Вы – только немое стекло!!!»

Я немое стекло, мне дано быть правдивым и мудрым.
Мне дано наблюдать, идеальную чёткость храня,
Как она достаёт костяной гребешок с перламутром,
И, ведя им по локонам, смотрит в глубины меня.

22:57 

Ещё один персонаж

Мышь Таисья
Пусть неровен и петлист путь до сказочного мира: я не просто эскапист – я прикончил конвоира. © Е.Лукин

... А низкое небо - всё той же дождливой породы, -
Как будто разверзлись наружу все хляби и хмари.
Дерзнувший февраль нарушает законы природы,
Но той недосуг, - на руках - каждой твари по паре.

Так хочется снега. Промозглые сумерки тяжки -
Чадят фонари, и хандра прилипает, как пластырь.
Уже не завидуешь тем, кто родился в рубашке, -
Для счастья потребны калоши, но лучше бы - ласты.

Глазами скользя по рисунку казённого пледа,
Клянёшь родословную тех, кто загнал тебя в угол.
На все приглашенья лукавишь: "Пардон. Отобедал".
А... просто не хочется. Но не обидеть же друга!

И снова уходишь в картёжный азарт против воли,
И вновь треуголки своя голова не дороже...
Наняться б на первый попавшийся транспорт,
Пусть шкипером, что ли...
Опять эта блажь. Но хоть что-то изменится, может.

Трехрогая луна

главная